Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Светлой памяти Юры Мильдзихова

Говорят, на девятый день душа возвращается на землю, чтобы творить добро. Значит, сегодня немного больше доброго станет в жизни у каждого из нас. И у тех, кто знал Юру Мильдзихова, кто с ним дружил, и у тех, кто только следил за его спортивными успехами по газетам и теленовостям.

Девять дней назад мир опустел на одного хорошего и такого молодого человека. Невероятно трудно принять это. Но…

«Все идет по воле Божьей», - одна из его фраз.

Борец-универсал, заслуженный мастер спорта, обладатель первого российского звания чемпиона по боям без правил, чемпион России по вольной борьбе, двукратный чемпион Европы по сумо, есаул Терского казачьего войска… 

                          

 

 

                       Светлой памяти Юрия Мильдзихова   

  Ты можешь сорваться с нее  в пропасть
 или достать ладонью до небес.
 Можешь укрыться под ее сенью
 или попытаться стереть в пыль.
 Но тебе не постичь ее сердца.
 И скала останется скалой…

 

Он дописал  это уже позже, видимо, совсем недавно… Трогательное послание друзьям. «Если я уйду в мир иной»… «по православным обычаям»… «не хочу чтобы плакали»… А внизу уже черной пастой «Меню. Борщ в скобках со сметаной. Винегрет. Плов». И мы не знали, почему текли слезы, ведь он хотел, чтобы мы улыбнулись, он ведь шутил.

Эх, Юхан, Юхан. Опять эти шутки на грани фола.

 

Безумно, физически трудно писать о нем. Он человек противоречивый, разный.

- Ну, я же близнец по гороскопу, всё поэтому.

И в приложение - ослепительная щедрая белозубая улыбка. Он знает, что она обезоруживает, поэтому оставляет ее на память всем, кто с ним столкнется. Для него вся жизнь – как сказка, в которой герой, конечно он. И он же автор. Как в нем совмещается детская непосредственность и нечеловеческая богатырская сила – совсем несказочная загадка.

Он делает все от души. От души любит, побеждает, проигрывает, ненавидит, смеется и плачет.

 

2001-ый. Съемка для документального фильма в борцовском зале на «Спартаке».  Ребята вспоминают об Олеге Наниеве, ушедшем из жизни так неожиданно. Разные истории, живые, непосредственные. Пришла очередь Юры, а он становится перед камерой и буквально кается перед Олегом. Что не досмотрел. Что не додружил. Что недорадовался общению с другом. Кается и плачет. И уходит из кадра. Его пробуют успокоить, но слова не помогают. У Юры большое сердце и в нем много боли.

Спустя день он звонит и просит все переснять. Говорит, что его не поймут. Что он сделал не так, как все. Но все остается как есть. И на турнире памяти Олега на большом экране - Юра и его «Прости меня, брат». Родители Олега плакали: «Юхан – наш сын». 

А он тогда вышел на ковер в трико. И боролся. Один из последних его турниров по вольной борьбе.

 

- Борьба – это мать всех единоборств.

Он повторяет это со знанием дела. Еще бы – на первом российском чемпионате по боям без правил вышел в финал, молниеносно пройдя сопернику в ноги. Захват, партер и удушающий. А потом победа и чемпионство. И синяк такой огромный, что Юхан шутит – его можно снимать в фильме «Без лица» не гримируя. Сослан Фраев – самый близкий - говорит, что больше не позволит участвовать в Панкратионе. А Юрка смеется, и отвечает, что не боится ни того, что там, ни запретов. Просто больше не пойдет, потому что уже неинтересно.

 

Спустя годы было сумо. И сбор медального урожая.

- Он станет олимпийским видом спорта, и я выиграю золотую медаль на олимпиаде. Значит, жизнь прожил не зря.

  Юрка живет, снова трудится в зале, он внутри больших событий. А это ему очень нравится. Олимпийским сумо может быть и не станет никогда, а чемпионом мира он стал уже в 2003-ем. Вот это была радость!

- Мне бы теперь по шахматам что-нибудь большое выиграть, и будет комплект – вольная борьба, бои без правил, сумо и… сицилийская защита.

Все вокруг говорят, что настало время заняться собой, тем, что принято жизнью называть. Обзаводиться домом, благами. Он старается. Как обычно от души.  

 

Наш последний телефонный разговор. Он звонит в Турцию, на расспросы как здоровье смущенно отвечает, что не надо волноваться, что все в порядке. Благодарит еще раз за переданную ему иконку Николая Чудотворца, освященную на родине Святого, в Мирах Ликийских. С ней – удивительная история. Когда выписывали из клиники на стационар, готовиться к операции, его иконка Николушки упала за прикроватную тумбу.

- Я ее так и не смог достать, и линейкой и рукой пробовал. А тут и дня не прошло, а мне передают другую, и такую особенную. Выходит, Святитель сам меня нашел.

Он улыбался, это слышно было по голосу. А на вопрос, что тебе привезти, ответил не задумываясь: «Привези, пожалуйста, хорошее настроение»…

 

Что же такое случилось? Почему так? С такой-то огромной радостью к жизни и доброй душой?

 

Сколько же осталось у нас вопросов…

 

Не получился текст. Какие-то обрывки. Фразы. Эпизоды.

 

Мне не постичь этого сердца. Пусть скала останется скалой.

 

P.S. А знаешь, Юрец. Я не верю в то, что все так. И я не буду никогда думать о тебе в прошедшем времени. Пусть мне кажется, брат, что ты просто покоряешь новые вершины и дико занят. Что ты постигаешь где-то секреты сицилийской защиты. И готовишь какую-то очередную шутку типа «меню».

И ну его лесом, борщ со сметаной.       

 

 

                                                                             
                                                                           Сослан Фраев, чемпион Европы, 
                                                                       Азии и Америки по вольной борьбе,    
                                                                                   депутат Парламента РСО-А

Мы познакомились настолько давно, что я даже не помню точно, когда это было. В памяти остается всегда только самое яркое. Так вот, самым ярким в тот момент, когда я его увидел впервые, был его внешний вид. Он был на год старше меня, на вид ему было приблизительно тринадцать, и он был весь с головы до ног в пятнах зеленки. Одет в какое-то затертое трико, в по-настоящему рабочие борцовки. И самое главное – это глаза блестящие, такие радостные. Я тогда спросил: «Кто это такой?» А мне в ответ: «Ты что, не знаешь? Это настоящий фанатик борьбы, он из зала не вылезает вообще, дай волю – жил бы здесь». С тех пор много воды утекло, но Юра ведь так и не поменял свое отношение к жизни, всегда оставаясь фанатично преданным делу, которым занимался, отдавая все силы до последнего. Я часто думаю, что, наверное, он в этом плане – уникальный среди всех нас, ведь проходили годы, все мы, дружившие и жившие как одна семья с тех детских пор, изменялись. Появлялись новые приоритеты – кто-то делал карьеру, кто-то уходил в бизнес, кто-то уезжал из республики. У нас менялись взгляды на жизнь и на очень многие вещи, мы становились степенными, сдержанными, научились прятать свои мысли и чувства. А он оставался таким же, каким был, открытым, искренним, непосредственным, увлекающимся разными идеями и тонко чувствующим несправедливость. Он совершенно не изменился. Может быть, трудно было, а может, просто не хотел меняться…
Юра был со мной рядом всегда – и когда мне было хорошо, и когда жизнь словно останавливалась. Близкий и надежный. Не просто друг, что-то гораздо большее. То, что, как я чувствую, потерять невозможно – это навсегда.
 
                                                            Олег Тайсаев, заслуженный артист РСО-А, 
                                                                               солист мюзикла «
Mamma-Mia»
 
Очень трудно даются мне эти слова… «он был», но он был хорошим парнем, культурным, веселым, талантливым в полной мере этого слова. Совершенно точно помню, что  ощущение как будто дружил с ним всю жизнь, появилось у меня с первого момента нашего общения. Это, видимо, лучший показатель открытости человека миру и людям. А у него всегда был открытый, радостный взгляд на всё. И еще, что меня в нем поразило и что осталось навсегда в памяти как главная черта его характера – это уважение к труду, будь то труд артиста, спортсмена или представителя какой-то другой профессии. Теплым он был человеком, и это сразу чувствовалось. Тонко понимал мир, несмотря на примеряемую иногда маску эдакого железного парня. Да и, положа руку на сердце, кто из нас порой так не делает?
До очного знакомства, я много о нем слышал, и, он обо мне знал. Как-то общие друзья сказали, что на него большое впечатление произвела исполненная мною на одном из концертов «Time To Say Goodbye», и он искал эту песню в записи. Позже появилась возможность убедиться в том, что это так, во время нашего очного знакомства. Я прекрасно помню этот день – дело было в Эльхотово, во Дворце спорта, где проводился очередной этап акции «Хочу стать чемпионом». Он был физруком для школьников, а я входил в группу так называемой «лиги чемпионов-артистов». Мы все хохотали над его шутками пока проводились эстафеты, а когда пришло время нам, гостям, играть товарищеский матч с эльхотовскими школьниками и был выбран футбол… Вот это был, конечно, по-настоящему артистический номер в его исполнении. Он игру судил, и с таким уверенным и грозным видом отменял голы, которые мы ребятишкам забивали, что даже мысли не возникало, что что-то не по правилам – мы сами видели причину судейского свистка то в положении вне игры, то в неправильно пробитом штрафном. А после матча, когда обменивались впечатлениями от акции уже в своей дружной компании, Юра улыбнулся широко и спросил: «Что такое офсайд, про что вы говорите?» Выяснилось, что он футболом никогда не интересовался и даже близко правил не знал, просто отменял голы, забитые нами и точка. «А что вы хотели, взрослые такие, детей обыграть? Для них же это праздник. И потом, Эльхотово – это родина моих предков, конечно, я за них переживал. Пусть побеждают малыши. Им это нужно».
Не знаю… Я до сих пор не верю в то, что Юры больше нет. Для меня он – слишком хороший и добрый человек, чтобы такое могло с ним случиться. И я всегда буду его помнить широко улыбающимся всему миру парнем. 

                                                               Сослан Андиев, двукратный олимпийский
                                                                                          чемпион по вольной борьбе

 Из того нашего замечательного поколения борцов Юра всегда выделялся характером и трудолюбием. Нисколько не преувеличение говорить, что он был борцом не только на ковре, но и в душе, в жизни. Именно от этого - его стремление к вершинам, нацеленность на результат и вечный поиск чего-то нового. Он не уставал работать над собой, и как раз в этом был залог его спортивных успехов. Как человек старшего поколения, я всегда отмечал и то, как он относится к друзьям, и конечно, неудивительно, что его победам мы радовались всем миром. Помню, как подсказал Юре, находящемуся в то время в блестящей спортивной форме, что стоит обратить внимание на развивающийся в России и во всем мире новый вид спорта - сумо. Он не отнесся к этому скептически, выложился и здесь. И у него все получилось.
Меня всегда удивляло, как много он занимается, хотя сейчас понимаю, что, возможно, эта его целенаправленность, огромная любовь к большому спорту и стали одной из причин болезни, из-за которой все и случилось...
В последнее время не часто с ним встречался, но я не думаю, что что-то изменялось в нем. Мне трудно даже представить другого Юру, ведь он всегда был с широкой улыбкой, открытый и общительный.
Теперь его нет, а ощущение такое, что он мог бы еще многое сделать и в спорте, и в жизни. Очень горестно терять таких людей, но в памяти нашей он останется навсегда. Лично я его запомню блестящим спортсменом, верным другом, патриотом и настоящим мужчиной.
 
                                                                                         Алексей Битаров (DJ Alex)
 
В 1999-ом году я работал ди-джеем в диско клубе "Гигантъ". И на Новый год решил организовать традиционную развлекательную программу для детишек из детского дома. Решая организационные моменты, по дороге встретил Юру и просто поделился с ним новостью: «Сегодня вечеринка для детдомовской малышни. Если есть желание, загляни». Он улыбнулся своей фирменной «богатырской» улыбкой, сказал, что постарается появиться. Помню всё, как будто это вчера было: дети на танцполе, море улыбок, смеха, визга. Стоя за пультом, я даже и не заметил, как и откуда появился Юра. Обычная его улыбка и с хитрым прищуром вопрос: «А что подарков детям не предусмотрено?»... Я немного растерялся: на тот момент моей единственной возможностью было порадовать детей музыкой, развеселить их. Юра понял мой немой ответ на вопрос, развернулся и исчез. Через 15 минут он вернулся в зал, смущенно вытирая салфеткой руки и заляпанный кремом пиджак. А за ним зашли его друзья, которые несли детворе гору разных вкусностей и подарков. Радости малышни предела не было! Что праздник сделал вкуснее этот богатырь многие из ребятишек, конечно, не понимали, но Юра так счастливо и одновременно смущенно улыбался всем, что его буквально обступили со всех сторон, а потом кто-то из малышей попросил поднять на руки. Он подкинул мальчонку высоко-высоко, поймал на вытянутых руках…. и тут началось. Детишки пытались запрыгнуть, взобраться на него, требовали: «а теперь меня», «и меня». Фотографировались, конечно, чуть ли не до ночи. Помню, вспышку камеры и юрин веселый смех - на одной руке у него повисло сразу пятеро детишек. Вокруг было просто море детского счастья... И не только детского... Таким добродушным и запомнился мне этот замечательный человек.  Мы виделись нередко, но я не могу вспомнить его скучным или грустным. И его положительное настроение всегда передавалось окружающим... Царство тебе Небесное Юра! Было бы на свете побольше таких людей как ты...
 
                                                         Карен Дзатцеев, спортивный журналист, 
                                                         обозреватель газеты «Спорт. День за днем»
 
Так получилось, что мы не были знакомы. Несмотря на то, что я несколько лет работал редактором спортивной газеты, наши пути так ни разу и не пересеклись. Кто-то из коллег приносил его интервью, я их с удовольствием читал и с не меньшим удовольствием размещал на полосах «Спорта Иристона». В компьютере даже завел специальную папку, которая называлась «Юхан». В ней хранилось несколько заметок и фотографий.
При всем при том меня почему-то не покидало ощущение, что я знаю его давным-давно. Что, стоит подойти с просьбой, и он немедленно откликнется, придет на помощь, как к товарищу, другу. Он будто излучал доброжелательность. Наверное, такое впечатление создавалось, потому что у него была широкая открытая располагающая улыбка. Мне кажется, человек с такой улыбкой просто не может быть непорядочным…
Однажды довелось наблюдать за спаррингом Юры Мильдзихова и Махара Хадарцева. Было это еще до ремонта Дворца спорта «Труд», и со второго этажа открывался прекрасный вид на ковер. Махар в ту пору уже был выдающимся борцом, он весил меньше своего молодого визави, но превосходство в технике позволяло ему каждый раз брать верх. Юра без устали бросался в бой, но терпел одно фиаско за другим.
- Ты злишься! – остановил вдруг схватку Махар. – А голова должна быть ясной…
- Да не злюсь я! – почти закричал Юхан. И в этом крике прочиталось: «Не нужно разговоров! Давай продолжать!»
Они возились на ковре еще минут 10-15. Мильдзихову так ни разу и не удалось победить Хадарцева. Страшно расстроенный, он сидел на матах и тяжело дышал. Махар собрался уходить, но Юра остановил его.
- Махар! Знаешь, что я тебе хочу сказать? – и после паузы добавил. – Махар, ты гений!..  
 
                                                                     Хасан Бароев, олимпийский чемпион, 
                                                                   чемпион мира по Греко-римской борьбе
 
Наверное, не будет преувеличением, если сказать, что с Юрой я знаком с тех пор, когда серьезно занялся борьбой. Конечно, я был намного моложе его, но всегда, когда мы оказывались вместе в зале, он не считал зазорным «повозиться» со мной, тогда совсем юнцом, на ковре. Что-то показывал, рассказывал, советовал. У него вообще, на мой взгляд, был педагогический талант – его хотелось слушать и слушаться. Вместе с нами он, кстати, ездил и на соревнования: об этом мало писали, но Юхан ведь еще и неплохо выступал в Греко-римской борьбе, защищал цвета сборной республики на всероссийских турнирах. Помню, он для меня стал просто кладезем знаний по медицине и физиотерапии, когда я испытывал боль после травмы колена. Столько полезных советов и столько упражнений, сколько тогда он мне показал на разработку мениска, вряд ли какой профессионал может дать спортсмену. А он и колено со мной, молодым, вместе качал и бегал по Сапицкой для закрепления формы. Уважал он всех коллег по цеху, вне зависимости от возраста и титулов. Вообще, он очень веселый был человек. Его всегда было особенно приятно видеть. Помню, в Афинах, после победы на Олимпиаде, он одним из первых прибежал меня поздравлять. И знаете, я четко понимал, что искренне рад не только медали, но и тому, что он за меня радуется.