Мое любимое из ежика

ЕСЛИ МЕНЯ СОВСЕМ НЕТ

 

     Еще совсем немного - и  загорятся звезды, и  выплывет месяц и поплывет,

покачиваясь, над тихими осенними полями. Потом месяц заглянет в лес, постоит

немного, зацепившись за верхушку самой высокой елки, и тут его увидят Ежик с

Медвежонком.

     - Гляди, - скажет Ежик.

     - Угу, -  скажет Медвежонок. А  месяц подымется еще выше и зальет своим

холодным, тусклым светом всю землю.

     Так было каждый вечер в эту ясную холодную осень. И каждый вечер Ежик с

Медвежонком собирались то у Ежика, то  у Медвежонка и о чем-нибудь говорили.

Вот и сегодня Ежик сказал Медвежонку:

     - Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть! Медвежонок кивнул.

     - Ты только  представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с

кем.

     - А ты где?

     - А меня нет.

     - Так не бывает, - сказал Медвежонок.

     - Я тоже так думаю, - сказал Ежик. - Но вдруг вот - меня совсем нет. Ты

один.

     Ну что ты будешь делать?

     - Пойду к тебе.

     - Куда?

     - Как - куда? Домой. Приду и скажу: "Ну что ж ты не пришел, Ежик?" А ты

скажешь...

     - Вот глупый! Что же я скажу, если меня нет?

     - Если нет дома, значит, ты пошел ко мне. Прибегу домой. А-а, ты здесь!

И начну...

     - Что?

     - Ругать!

     - За что?

     - Как за что? За то, что не сделал, как договорились.

     - А как договорились?

     - Откуда я знаю? Но ты должен быть или у меня, или у себя дома.

     - Но меня же совсем нет. Понимаешь?

     - Так вот же ты сидишь!

     - Это я сейчас сижу, а если меня не будет совсем, где я буду?

     - Или у меня, или у себя.

     - Это, если я есть.

     - Ну, да, - сказал Медвежонок.

     - А если меня совсем нет?

     - Тогда ты сидишь на реке и смотришь на месяц.

     - И на реке нет.

     - Тогда  ты пошел куда-нибудь и  еще не вернулся. Я побегу, обшарю весь

лес и тебя найду!

     - Ты все уже обшарил, - сказал Ежик. - И не нашел.

     - Побегу в соседний лес!

     - И там нет.

     - Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!

     - Нет меня. Нигде нет.

     - Тогда,  тогда... Тогда  я  выбегу в поле,  - сказал  Медвежонок. -  И

закричу: "Е-е-е-жи-и-и-к!",

     и ты услышишь и закричишь: "Медвежоно-о-о-к!.." Вот.

     - Нет, - сказал Ежик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь?

     - Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок.  - Если тебя нет, то

и меня нет. Понял?

     - Нет, ты - есть; а вот меня - нет. Медвежонок замолчал и нахмурился.

     - Ну, Медвежонок!.. Медвежонок не ответил.

     Он глядел, как месяц, поднявшись высоко над лесом, льет на них с Ежиком

свой холодный свет.

 

Светлой памяти Юры Мильдзихова

Говорят, на девятый день душа возвращается на землю, чтобы творить добро. Значит, сегодня немного больше доброго станет в жизни у каждого из нас. И у тех, кто знал Юру Мильдзихова, кто с ним дружил, и у тех, кто только следил за его спортивными успехами по газетам и теленовостям.

Девять дней назад мир опустел на одного хорошего и такого молодого человека. Невероятно трудно принять это. Но…

«Все идет по воле Божьей», - одна из его фраз.

Борец-универсал, заслуженный мастер спорта, обладатель первого российского звания чемпиона по боям без правил, чемпион России по вольной борьбе, двукратный чемпион Европы по сумо, есаул Терского казачьего войска… 

                          

 

 

                       Светлой памяти Юрия Мильдзихова   

  Ты можешь сорваться с нее  в пропасть
 или достать ладонью до небес.
 Можешь укрыться под ее сенью
 или попытаться стереть в пыль.
 Но тебе не постичь ее сердца.
 И скала останется скалой…

 

Он дописал  это уже позже, видимо, совсем недавно… Трогательное послание друзьям. «Если я уйду в мир иной»… «по православным обычаям»… «не хочу чтобы плакали»… А внизу уже черной пастой «Меню. Борщ в скобках со сметаной. Винегрет. Плов». И мы не знали, почему текли слезы, ведь он хотел, чтобы мы улыбнулись, он ведь шутил.

Эх, Юхан, Юхан. Опять эти шутки на грани фола.

 

Безумно, физически трудно писать о нем. Он человек противоречивый, разный.

- Ну, я же близнец по гороскопу, всё поэтому.

И в приложение - ослепительная щедрая белозубая улыбка. Он знает, что она обезоруживает, поэтому оставляет ее на память всем, кто с ним столкнется. Для него вся жизнь – как сказка, в которой герой, конечно он. И он же автор. Как в нем совмещается детская непосредственность и нечеловеческая богатырская сила – совсем несказочная загадка.

Он делает все от души. От души любит, побеждает, проигрывает, ненавидит, смеется и плачет.

 

2001-ый. Съемка для документального фильма в борцовском зале на «Спартаке».  Ребята вспоминают об Олеге Наниеве, ушедшем из жизни так неожиданно. Разные истории, живые, непосредственные. Пришла очередь Юры, а он становится перед камерой и буквально кается перед Олегом. Что не досмотрел. Что не додружил. Что недорадовался общению с другом. Кается и плачет. И уходит из кадра. Его пробуют успокоить, но слова не помогают. У Юры большое сердце и в нем много боли.

Спустя день он звонит и просит все переснять. Говорит, что его не поймут. Что он сделал не так, как все. Но все остается как есть. И на турнире памяти Олега на большом экране - Юра и его «Прости меня, брат». Родители Олега плакали: «Юхан – наш сын». 

А он тогда вышел на ковер в трико. И боролся. Один из последних его турниров по вольной борьбе.

 

- Борьба – это мать всех единоборств.

Он повторяет это со знанием дела. Еще бы – на первом российском чемпионате по боям без правил вышел в финал, молниеносно пройдя сопернику в ноги. Захват, партер и удушающий. А потом победа и чемпионство. И синяк такой огромный, что Юхан шутит – его можно снимать в фильме «Без лица» не гримируя. Сослан Фраев – самый близкий - говорит, что больше не позволит участвовать в Панкратионе. А Юрка смеется, и отвечает, что не боится ни того, что там, ни запретов. Просто больше не пойдет, потому что уже неинтересно.

 

Спустя годы было сумо. И сбор медального урожая.

- Он станет олимпийским видом спорта, и я выиграю золотую медаль на олимпиаде. Значит, жизнь прожил не зря.

  Юрка живет, снова трудится в зале, он внутри больших событий. А это ему очень нравится. Олимпийским сумо может быть и не станет никогда, а чемпионом мира он стал уже в 2003-ем. Вот это была радость!

- Мне бы теперь по шахматам что-нибудь большое выиграть, и будет комплект – вольная борьба, бои без правил, сумо и… сицилийская защита.

Все вокруг говорят, что настало время заняться собой, тем, что принято жизнью называть. Обзаводиться домом, благами. Он старается. Как обычно от души.  

 

Наш последний телефонный разговор. Он звонит в Турцию, на расспросы как здоровье смущенно отвечает, что не надо волноваться, что все в порядке. Благодарит еще раз за переданную ему иконку Николая Чудотворца, освященную на родине Святого, в Мирах Ликийских. С ней – удивительная история. Когда выписывали из клиники на стационар, готовиться к операции, его иконка Николушки упала за прикроватную тумбу.

- Я ее так и не смог достать, и линейкой и рукой пробовал. А тут и дня не прошло, а мне передают другую, и такую особенную. Выходит, Святитель сам меня нашел.

Он улыбался, это слышно было по голосу. А на вопрос, что тебе привезти, ответил не задумываясь: «Привези, пожалуйста, хорошее настроение»…

 

Что же такое случилось? Почему так? С такой-то огромной радостью к жизни и доброй душой?

 

Сколько же осталось у нас вопросов…

 

Не получился текст. Какие-то обрывки. Фразы. Эпизоды.

 

Мне не постичь этого сердца. Пусть скала останется скалой.

 

P.S. А знаешь, Юрец. Я не верю в то, что все так. И я не буду никогда думать о тебе в прошедшем времени. Пусть мне кажется, брат, что ты просто покоряешь новые вершины и дико занят. Что ты постигаешь где-то секреты сицилийской защиты. И готовишь какую-то очередную шутку типа «меню».

И ну его лесом, борщ со сметаной.       

 

 

                                                                             
                                                                           Сослан Фраев, чемпион Европы, 
                                                                       Азии и Америки по вольной борьбе,    
                                                                                   депутат Парламента РСО-А

Мы познакомились настолько давно, что я даже не помню точно, когда это было. В памяти остается всегда только самое яркое. Так вот, самым ярким в тот момент, когда я его увидел впервые, был его внешний вид. Он был на год старше меня, на вид ему было приблизительно тринадцать, и он был весь с головы до ног в пятнах зеленки. Одет в какое-то затертое трико, в по-настоящему рабочие борцовки. И самое главное – это глаза блестящие, такие радостные. Я тогда спросил: «Кто это такой?» А мне в ответ: «Ты что, не знаешь? Это настоящий фанатик борьбы, он из зала не вылезает вообще, дай волю – жил бы здесь». С тех пор много воды утекло, но Юра ведь так и не поменял свое отношение к жизни, всегда оставаясь фанатично преданным делу, которым занимался, отдавая все силы до последнего. Я часто думаю, что, наверное, он в этом плане – уникальный среди всех нас, ведь проходили годы, все мы, дружившие и жившие как одна семья с тех детских пор, изменялись. Появлялись новые приоритеты – кто-то делал карьеру, кто-то уходил в бизнес, кто-то уезжал из республики. У нас менялись взгляды на жизнь и на очень многие вещи, мы становились степенными, сдержанными, научились прятать свои мысли и чувства. А он оставался таким же, каким был, открытым, искренним, непосредственным, увлекающимся разными идеями и тонко чувствующим несправедливость. Он совершенно не изменился. Может быть, трудно было, а может, просто не хотел меняться…
Юра был со мной рядом всегда – и когда мне было хорошо, и когда жизнь словно останавливалась. Близкий и надежный. Не просто друг, что-то гораздо большее. То, что, как я чувствую, потерять невозможно – это навсегда.
 
                                                            Олег Тайсаев, заслуженный артист РСО-А, 
                                                                               солист мюзикла «
Mamma-Mia»
 
Очень трудно даются мне эти слова… «он был», но он был хорошим парнем, культурным, веселым, талантливым в полной мере этого слова. Совершенно точно помню, что  ощущение как будто дружил с ним всю жизнь, появилось у меня с первого момента нашего общения. Это, видимо, лучший показатель открытости человека миру и людям. А у него всегда был открытый, радостный взгляд на всё. И еще, что меня в нем поразило и что осталось навсегда в памяти как главная черта его характера – это уважение к труду, будь то труд артиста, спортсмена или представителя какой-то другой профессии. Теплым он был человеком, и это сразу чувствовалось. Тонко понимал мир, несмотря на примеряемую иногда маску эдакого железного парня. Да и, положа руку на сердце, кто из нас порой так не делает?
До очного знакомства, я много о нем слышал, и, он обо мне знал. Как-то общие друзья сказали, что на него большое впечатление произвела исполненная мною на одном из концертов «Time To Say Goodbye», и он искал эту песню в записи. Позже появилась возможность убедиться в том, что это так, во время нашего очного знакомства. Я прекрасно помню этот день – дело было в Эльхотово, во Дворце спорта, где проводился очередной этап акции «Хочу стать чемпионом». Он был физруком для школьников, а я входил в группу так называемой «лиги чемпионов-артистов». Мы все хохотали над его шутками пока проводились эстафеты, а когда пришло время нам, гостям, играть товарищеский матч с эльхотовскими школьниками и был выбран футбол… Вот это был, конечно, по-настоящему артистический номер в его исполнении. Он игру судил, и с таким уверенным и грозным видом отменял голы, которые мы ребятишкам забивали, что даже мысли не возникало, что что-то не по правилам – мы сами видели причину судейского свистка то в положении вне игры, то в неправильно пробитом штрафном. А после матча, когда обменивались впечатлениями от акции уже в своей дружной компании, Юра улыбнулся широко и спросил: «Что такое офсайд, про что вы говорите?» Выяснилось, что он футболом никогда не интересовался и даже близко правил не знал, просто отменял голы, забитые нами и точка. «А что вы хотели, взрослые такие, детей обыграть? Для них же это праздник. И потом, Эльхотово – это родина моих предков, конечно, я за них переживал. Пусть побеждают малыши. Им это нужно».
Не знаю… Я до сих пор не верю в то, что Юры больше нет. Для меня он – слишком хороший и добрый человек, чтобы такое могло с ним случиться. И я всегда буду его помнить широко улыбающимся всему миру парнем. 

                                                               Сослан Андиев, двукратный олимпийский
                                                                                          чемпион по вольной борьбе

 Из того нашего замечательного поколения борцов Юра всегда выделялся характером и трудолюбием. Нисколько не преувеличение говорить, что он был борцом не только на ковре, но и в душе, в жизни. Именно от этого - его стремление к вершинам, нацеленность на результат и вечный поиск чего-то нового. Он не уставал работать над собой, и как раз в этом был залог его спортивных успехов. Как человек старшего поколения, я всегда отмечал и то, как он относится к друзьям, и конечно, неудивительно, что его победам мы радовались всем миром. Помню, как подсказал Юре, находящемуся в то время в блестящей спортивной форме, что стоит обратить внимание на развивающийся в России и во всем мире новый вид спорта - сумо. Он не отнесся к этому скептически, выложился и здесь. И у него все получилось.
Меня всегда удивляло, как много он занимается, хотя сейчас понимаю, что, возможно, эта его целенаправленность, огромная любовь к большому спорту и стали одной из причин болезни, из-за которой все и случилось...
В последнее время не часто с ним встречался, но я не думаю, что что-то изменялось в нем. Мне трудно даже представить другого Юру, ведь он всегда был с широкой улыбкой, открытый и общительный.
Теперь его нет, а ощущение такое, что он мог бы еще многое сделать и в спорте, и в жизни. Очень горестно терять таких людей, но в памяти нашей он останется навсегда. Лично я его запомню блестящим спортсменом, верным другом, патриотом и настоящим мужчиной.
 
                                                                                         Алексей Битаров (DJ Alex)
 
В 1999-ом году я работал ди-джеем в диско клубе "Гигантъ". И на Новый год решил организовать традиционную развлекательную программу для детишек из детского дома. Решая организационные моменты, по дороге встретил Юру и просто поделился с ним новостью: «Сегодня вечеринка для детдомовской малышни. Если есть желание, загляни». Он улыбнулся своей фирменной «богатырской» улыбкой, сказал, что постарается появиться. Помню всё, как будто это вчера было: дети на танцполе, море улыбок, смеха, визга. Стоя за пультом, я даже и не заметил, как и откуда появился Юра. Обычная его улыбка и с хитрым прищуром вопрос: «А что подарков детям не предусмотрено?»... Я немного растерялся: на тот момент моей единственной возможностью было порадовать детей музыкой, развеселить их. Юра понял мой немой ответ на вопрос, развернулся и исчез. Через 15 минут он вернулся в зал, смущенно вытирая салфеткой руки и заляпанный кремом пиджак. А за ним зашли его друзья, которые несли детворе гору разных вкусностей и подарков. Радости малышни предела не было! Что праздник сделал вкуснее этот богатырь многие из ребятишек, конечно, не понимали, но Юра так счастливо и одновременно смущенно улыбался всем, что его буквально обступили со всех сторон, а потом кто-то из малышей попросил поднять на руки. Он подкинул мальчонку высоко-высоко, поймал на вытянутых руках…. и тут началось. Детишки пытались запрыгнуть, взобраться на него, требовали: «а теперь меня», «и меня». Фотографировались, конечно, чуть ли не до ночи. Помню, вспышку камеры и юрин веселый смех - на одной руке у него повисло сразу пятеро детишек. Вокруг было просто море детского счастья... И не только детского... Таким добродушным и запомнился мне этот замечательный человек.  Мы виделись нередко, но я не могу вспомнить его скучным или грустным. И его положительное настроение всегда передавалось окружающим... Царство тебе Небесное Юра! Было бы на свете побольше таких людей как ты...
 
                                                         Карен Дзатцеев, спортивный журналист, 
                                                         обозреватель газеты «Спорт. День за днем»
 
Так получилось, что мы не были знакомы. Несмотря на то, что я несколько лет работал редактором спортивной газеты, наши пути так ни разу и не пересеклись. Кто-то из коллег приносил его интервью, я их с удовольствием читал и с не меньшим удовольствием размещал на полосах «Спорта Иристона». В компьютере даже завел специальную папку, которая называлась «Юхан». В ней хранилось несколько заметок и фотографий.
При всем при том меня почему-то не покидало ощущение, что я знаю его давным-давно. Что, стоит подойти с просьбой, и он немедленно откликнется, придет на помощь, как к товарищу, другу. Он будто излучал доброжелательность. Наверное, такое впечатление создавалось, потому что у него была широкая открытая располагающая улыбка. Мне кажется, человек с такой улыбкой просто не может быть непорядочным…
Однажды довелось наблюдать за спаррингом Юры Мильдзихова и Махара Хадарцева. Было это еще до ремонта Дворца спорта «Труд», и со второго этажа открывался прекрасный вид на ковер. Махар в ту пору уже был выдающимся борцом, он весил меньше своего молодого визави, но превосходство в технике позволяло ему каждый раз брать верх. Юра без устали бросался в бой, но терпел одно фиаско за другим.
- Ты злишься! – остановил вдруг схватку Махар. – А голова должна быть ясной…
- Да не злюсь я! – почти закричал Юхан. И в этом крике прочиталось: «Не нужно разговоров! Давай продолжать!»
Они возились на ковре еще минут 10-15. Мильдзихову так ни разу и не удалось победить Хадарцева. Страшно расстроенный, он сидел на матах и тяжело дышал. Махар собрался уходить, но Юра остановил его.
- Махар! Знаешь, что я тебе хочу сказать? – и после паузы добавил. – Махар, ты гений!..  
 
                                                                     Хасан Бароев, олимпийский чемпион, 
                                                                   чемпион мира по Греко-римской борьбе
 
Наверное, не будет преувеличением, если сказать, что с Юрой я знаком с тех пор, когда серьезно занялся борьбой. Конечно, я был намного моложе его, но всегда, когда мы оказывались вместе в зале, он не считал зазорным «повозиться» со мной, тогда совсем юнцом, на ковре. Что-то показывал, рассказывал, советовал. У него вообще, на мой взгляд, был педагогический талант – его хотелось слушать и слушаться. Вместе с нами он, кстати, ездил и на соревнования: об этом мало писали, но Юхан ведь еще и неплохо выступал в Греко-римской борьбе, защищал цвета сборной республики на всероссийских турнирах. Помню, он для меня стал просто кладезем знаний по медицине и физиотерапии, когда я испытывал боль после травмы колена. Столько полезных советов и столько упражнений, сколько тогда он мне показал на разработку мениска, вряд ли какой профессионал может дать спортсмену. А он и колено со мной, молодым, вместе качал и бегал по Сапицкой для закрепления формы. Уважал он всех коллег по цеху, вне зависимости от возраста и титулов. Вообще, он очень веселый был человек. Его всегда было особенно приятно видеть. Помню, в Афинах, после победы на Олимпиаде, он одним из первых прибежал меня поздравлять. И знаете, я четко понимал, что искренне рад не только медали, но и тому, что он за меня радуется. 

                                                                                   

мой папа

 Маленькой я видела Папу реже, чем других домочадцев - он иногда приезжал в Беслан, сажал меня на шею и торжественно провожался с седоком с нарядными белыми бантиками (в честь его приезда) до жэдэвокзала. Я тогда всерьез готовилась стать космонавтом, поэтому весь дружный дом на Окружной помогал мне привыкать к центрифуге, скидывая в карман моего сарафана мелочь на качели. Правда, хватало, сАмой мелочи - в парке, что был напротив дома, меня уже прекрасно знали, и потому деньги брали редко. Папа знал про космическую одиссею, и как-то рассказал мне, что его родная тетя Соня была лично знакома с Валентиной Терешковой. После этого сообщения я перестала вылазить с качелей вообще, а ему, приезжающему ко мне на выходные, приходилось проходить испытания на гравитацию вместе с дочей. Как-то раз ему даже, как рассказывала бабушка, стало плохо на надцатом сеансе катания.
А потом была школа. И папа мною гордился. Ему всегда хотелось, чтобы я была умной. Он говорил, что деньги не важны, у нас их все равно много не будет, но важно много знать. Мы учили с ним вместе наизусть "Евгения Онегина", и он светился от радости, когда я в третьем классе все-таки запомнила великий роман полностью. Мы вместе завели маленькую картотеку для нашей тогда малюсенькой библиотеки, а меня папуля назначил смотрящим за книжками. Я четко помню, как каждый раз после окончания четверти, он, чтобы показать, как для него важна моя очередная грамота, танцевал вместе с ней в маленькой нашей квартирке на Ростовской забавные танцы. Помню, как я как-то проснулась ночью, вышла на кухню, и  в первый раз в жизни увидела папу уставшим - он был в какой-то рабочей робе, а на стуле лежала  каска с фонариком. Помню отчетливо, как сильно мне тогда захотелось выучить еще несколько пушкинских стихов, чтобы порадовать его.
Ему нравилось, что дочки много читают. И он начал собирать для нас библиотеку. Каждая книжка доставалась большим трудом в то время, зато я первой из класса прочитала "Копи Царя Соломона", зато у меня единственной был большой атлас мира, и я могла без труда нарисовать флаг Барбадоса. Он называл меня своим маленьким Санчой Пансой, и увлек идеей собрать хорошую библиотеку. При наших тогдашних финансах это было сложно, и я помогала папе, занимая очередь в книжном за "Таис Афинской", выпускаемой во Владике, которую он потом вез куда-нибудь в Сумы и обменивал у книголюбов на новый роман Дюма, Купера или Сабатини. Помню, его смешанное с радостью разочарование, когда все то, что доставалось таким трудом тогда, вдруг стало никому не нужным на полках книжных магазинов. Он все повторял: "Теперь все есть, но Крошка (он называл меня так, забавно) прочитала это давно". 
Он называл нас все время "Ма гыццыл чыжыта, ма хорх чыжыта" (мои маленькие хорошие девочки), и все время защищал. А когда мама просила наказать меня или Альбинку за какую-нибудь провинность, в шутку гонялся за нами по квартире, говоря что сейчас стукнет коленкой по попе и называя это веселым словом "ногошка". Мы смеялись до упаду. Он верил в коммунизм, и старался всегда и во всем, кроме исключения - нас, дочек - быть справедливым. У него не складывались отношения с начальниками, он не держал язык за зубами, ругался и менял работу за работой. А потом подсобрал денег и всеми правдами и неправдами купил земельный участок в садоводческом товариществе. И строил дом. Не достроил - у нас было много долгов, все пришлось продать и он по-настоящему горевал из-за того, что так получилось.
Папа, очень добрый, думал, что доброту обязательно надо скрывать. Но что от кого скроешь, если отец семейства слушает пожелания маленькой дочки и оставляет жить на балконе четвертого этажа многоквартирного дома в центре города, простую провинциальную курицу. Мне привезли куру из Беслана, соседи по Окружной прислали с бабушкой, чтобы было свежее мясо ко дню рождения, а я расплакалась и попросила папу не убивать ее. Помню, он больше успокаивал маму, чем меня - мама говорила, что это бред держать курицу на балконе как домашнее животное. А папа говорил: "Пусть будет как крошка хочет". И назвал мою простую коричневую куру Базли, и смеялся вместе с нами над тем, что она будила нас по утрам своим кудахтаньем, и отбивался от приходивших из домоуправления тетей, требовавших убрать непонятное животное с балкона (Базли оказалась чистюлей и справляла естественную нужду исключительно вниз с этажа, свесив задницу за перила, поэтому на балконе всегда было чисто, а внизу все изумлялись, что за голуби такие в городе летают). Спустя полтора года мы отдали Базли маминой знакомой в собственный дом, а папа, на маленьком домашнем собрании, показал нам с Альбиной расписку от той, что наша кура непременно умрет собственной смертью.
Уже когда болел, папа привязался к Алиске. И таскал маленькую, еще больше больную, чем сам, собачонку на улицу в день по два раза. Как-то он сказал, что плохо, что Алиску нельзя вылечить тем, что ее любишь. За эти четыре года он выучил наизусть "Светлану" Жуковского, и каждый раз читал ее маме, когда она грустила и скучала по нам. Он стал еще больше хотеть справедливости, смотрел все новости, радовался моей гражданской позиции и становился моей маленькой коалицией. Знал, что я переживаю за сохранение "Алании", и хвастал мне, что никем не замеченный шел сбоку от колонны "барсов", несших знамена к Дому правительству. Ходил на митинги против Колесникова, и отрастил усы в поддержку борьбы против прокуроров президента клуба Такоева он для папы был не больше, чем чиновник, которого я уважала).

Папу опять положили в больницу, и он оттуда сбежал на день, чтобы посмотреть мои репортажи из Турции. А я специально для него записала стэнд-апы, зная, что папа так радуется, когда видит меня в телевизоре. А потом когда я прилетела и ходила вместе с ним по этим больничным мукам, разыскивая по корпусу медсестер, выслушивая недовольные окрики людей в халатах на узи, бесконечно занимая деньги и покупая лекарства-капельницы-шприцы, он вдруг так ясно сказал мне: "Я очень хочу арбуз, такой сочный ароматный". И были поиски арбуза.
Я все-таки привезла его, папочка. И упала с ним с трапа в аэропорту Минвод, куда нас с Альбиной приземлили вместо Владикавказа. Но сберегла. Я довезла его, и он настоящий, сочный и ароматный.
Поздний зимний арбуз.  

Рухсаг У, Папочка

Полный вариант интервью Валерия Георгича

 Валерий Газзаев

Ждать, терпеть, работать и побеждать

 

В офисе ПФК ЦСКА кабинет главного тренера – последний по коридору. Здесь всегда шумно. Застать гостеприимного хозяина Валерия Газзаева в одиночестве – как Лигу чемпионов выиграть. Вот и сейчас – за круглым столом друзья и единомышленники, Владимир Шевчук и Валерий Петраков. Пришли поздравить «Георгича» с тем, что по итогам читательского голосования одним из федеральных изданий ему присвоено звание «Тренер десятилетия». Настроение – праздничное, предновогоднее. И разговор начинается сам собой.

 

- Валерий Георгиевич, каким был этот сезон? Каким лично Вы его запомните?

- Наверное, можно назвать его неудачным. Команда такого класса как ЦСКА с традиционно высоким уровнем притязаний, как в национальном первенстве, так и на европейской арене, третье место не может рассматривать иначе, чем неудачу. За последние шесть лет это - худший результат. Но, наверное, без таких лихолетий и не бывает больших команд. Мы абсолютно точно знаем причины как субъективного, так и объективного характера, не позволившие нам бороться за золото чемпионата.

- Вы упомянули о субъективных факторах. Вас как одного из руководителей процесса естественное менеджерское желание покарать виновных не снедает?

- Нет, мое твердое мнение, что проигрывает или выигрывает на поле команда, вне зависимости от того, кто и какой вклад в эти процессы вносит. Поэтому на данный момент искать черную кошку в темной комнате –  на мой взгляд, совершенно бесполезное занятие. Невозможно сделать так, чтобы все игроки – и основного состава и резерва – прошли чемпионат на каком-то едином высоком уровне. Но, тем не менее, ответственность за успех команды, как и за неудачи, у всех равная. Кроме того, многие негативные явления, происходящие в ходе сезона, не предугадаешь, когда команда комплектуется и готовится. Никто еще не научился прогнозировать ни судейские ошибки, ни высокий травматизм. Негативный результат – тоже результат…  Мы виноваты в нем сами, никого винить не собираемся. Сами, сообща будем исправлять ситуацию.

- По итогам селекционной кампании, проведенной ЦСКА и до начала сезона-2007 и в его ходе – кто из новичков откровенно разочаровал, не оправдал надежд? За кем будущее?

- Мы работаем по принципу дидактики – от простого к сложному, поэтому никаких иллюзий по поводу того, что игрок сегодня придет в клуб, а завтра станет звездой мирового уровня нет. Да, бывают исключения, когда ставишь в состав молодого игрока и он начинает сразу оправдывать выданные авансы. У нас так было с Жо. Но в большинстве случаев для того, чтобы игрок «выстрелил», должно пройти определенное время. Целый ряд наших молодых игроков в следующем сезоне, на мой взгляд, будет выглядеть совсем по-иному, нежели сейчас. Если в этом году мы проводили минимизированную и скорее вынужденную ротацию кадров, то с начала следующего все будет несколько иначе. Для того, чтобы сегодня серьезно рассуждать об уровне и Джанера, и Янчика, и Рамона, и Паши Мамаева, нужно, как минимум дать им больше игровой практики. Это будет сделано, как только пройдет процесс их адаптации в коллективе. В целом, я считаю, эти игроки достаточно хорошо индивидуально оснащены, молоды, амбициозны. У них все еще впереди … Вообще, самое главное качество для тренера – это умение ждать, терпеть, работать и побеждать. Могу привести массу примеров из своей практики, когда специалисты в кавычках наклеивали ярлыки на футболиста, а он, к счастью, выходил потом на серьезный уровень. Сейчас у нас в команде идет творческая работа, учитывающая прогресс ряда игроков. Да, может быть, с точки зрения турнирной таблицы мы  и сделали шаг назад, но только для того, чтобы затем сделать два вперед. И потом, еще раз повторю, безотносительно к молодым, были абсолютно объективные причины, по которым мы не стали чемпионом страны в этом году.

- Насколько верна информация, что команда накануне следующего сезона будет тщательно просеяна. Иными словами, намечается ли в ЦСКА, как гласят слухи, некая чистка?

- Чистки никакой, конечно, не ожидается. Другое дело, что каждый футболист в составе должен соответствовать одному критерию – быть полезным в достижении результата. Ну а моменты, когда мы отпускаем в другие клубы… От них никуда не деться. Если говорить об идеале состава, то в моем понимании в обойме должны обязательно быть четыре-пять молодых игроков 16-17 лет, два-три вратаря. Сейчас у нас такая ситуация, когда глобальных изменений не требуется. Да, мы отпустили Ролана Гусева в Днепропетровск, покинет команду еще ряд игроков. Но все это только с одной целью - дать дорогу молодым и не оставлять при этом маститых футболистов без игровой практики. В принципе, у нас достаточно стабильный и молодой коллектив, который уже многое выиграл, поэтому, считаю абсурдным мнение, что по истечении одного неудачного года нам необходимо полностью поменять состав. Тем более, что не вижу причин расставаться с игроками, которые достаточно хорошо проявили себя и профессионально, и по человеческим, морально-волевым качествам.

- В какой степени на ваши  решения о расставании с тем или иным игроком может повлиять такой критерий, как его дисциплинированность? Ведь очень много сейчас пишут и рассказывают о проблемах в этом плане с бразильской диаспорой армейцев?

- Наши бразильцы хорошие ребята – молодые, талантливые, и именно в клубе ЦСКА они достигли уровня национальной сборной. Это огромный плюс и для российского футбола и для нашего клуба. А то, что каждый человек ведет себя по-разному в разных ситуациях – так это нормальное явление. И какие-то нарушения режима или дисциплинарные взыскания – это больше надуманное журналистами, чем реально существующее. Как ребята сегодня отдыхают в отпуске – это их личное дело, мы как взрослые нормальные люди не имеем права вторгаться в их личную жизнь. Тем более, на протяжении сезона и подготовки к нему каждый из них приносит пользу клубу. Статистика – самый лучший ответ тем горе-аналитикам, которые судачат о потере мотивации нашими легионерами. Слухи же, которые пытаются выдать за сенсации, на самом деле не более, чем слухи. И вообще, мне непонятно, почему нашу команду берутся делить на бразильцев и всех остальных. Мы – единый коллектив, живущий по единым футбольным и этическим нормам во время рабочего периода. Правила распространяются на всех, без оглядки на гражданство. Поэтому выделять в этой связи кого-то неправильно. Тем более, я как тренер не стану по наводке газет уделять повышенное внимание кому-то из своих подопечных просто из-за того, что на досуге он выпил лишний бокал пива.

- И все-таки, если вернуться к бразильцам… Просто любопытно, как вы им объясняли, почему отменяют их голы?

- Ну, они люди адекватные и неглупые. Судейские ошибки случаются и в чемпионате Бразилии. Несмотря на череду преследовавших нас неправильных решений, паники в коллективе не было никакой. Да, было чувство несправедливости, которая в какой-то степени унижала наше спортивное самолюбие. Как руководитель я всегда говорил и говорю ребятам: наша игра должна быть выше всех судейских ошибок. Наша подготовка психологическая, тактическая функциональная должна быть выше их. Вот и все. Говорить, что мы проиграли только из-за судьи? Нет, так не бывает. И так быть не должно.

 

- Валерий Георгиевич, раз уж мы заговорили о легионерах, то хотелось бы узнать ваше экспертное мнение об ужесточении лимита. Ведь как ни крути, а не покидает ощущение, что сегодняшний количественный баланс для клубов с еврокубковыми амбициями является оптимальным, а дальнейшее сокращение приведет только к сумасшедшим ценам на доморощенных игроков.

- Согласен. Нынешний предел абсолютно разумный. Тут палка о двух концах. С одной стороны, если мы вкладываем большие средства в футбол, то от нас требуют и больших результатов на международной арене. Для того, чтобы удачно играть сегодня в еврокубках с эдакими мини-сборными мира мы должны быть хоть сколько-нибудь конкурентоспособными. Сегодня, как ни крути, заменив всех легионеров на наших игроков, мы ничего не добьемся. В Старом Свете, кстати, понятие гражданства уже до такой степени размылось, что когда против нас играл в Лиге Чемпионов «Интер», в составе которого ни одного итальянца, этого никто и не замечает. Большая европейская футбольная глобализация уже произошла. Но у нас немного другая ситуация, немного другая задача и другая страна - самобытная, со своим нравственным подходом абсолютно ко всему, со своим воспитанием, со своим политическим и аналитическим уклоном. И, наверное, правильно, что законодательно определено наличие в составах российских игроков. Но помочь нам расти может только сбалансированность. Уверен, если у нас в стране в каждом клубе будут играть такие иностранные футболисты, как в ЦСКА, то и наши молодые игроки будут расти. Такой подход может дать результат на международной арене. По-другому мы ничего не добьемся, не сможем конкурировать. Да, до какого-то определенного этапа еврокубков будем доходить, а потом лимит - как мощный шлагбаум. Поэтому сегодня ко всем ограничениям надо подходить в первую очередь разумно. Как это сделали в баскетбольном ЦСКА, ставшем благодаря альянсу россиян и легионеров обладателем Кубка Европейских Чемпионов. Как в московском Динамо, выигравшем Кубок УЛЕБ.

- И все-таки, в связи с грядущим ужесточением лимита и соответственно ростом цен и интереса к российским игрокам, за то, что армейцев начнут переманивать клубы-конкуренты не тревожитесь?

- Я уверен в своих ребятах. И потом, к выбору спортсмена всегда надо относиться с уважением. У футболиста карьера один раз в жизни бывает. И, конечно, ему хочется играть в самом хорошем клубе, получать за свой труд большие деньги, реализовать себя полностью и обеспечить свое будущее. Это нормально. Если сегодня Вагнера, братьев Березуцких или Жиркова будут приглашать в какой-нибудь ведущий клуб Европы, и клуб этот сделает колоссальное предложение и им и ЦСКА, то, наверное, с нашей стороны будет бессмысленно и неправильно  их удерживать.

- А с «зарплатным шантажом», о котором так много говорилось в течение всего сезона, не сталкивались? Ну, это, когда, зная, что коллеги где-то получают на порядок больше, игроки начинают требовать незамедлительной индексации?

- Мы в своем клубе не сталкивались, не знаю, как в остальных дела обстояли. Сегодня цена на российских игроков достаточно высокая, но в то же время таких футболистов, которые отвечали бы очень высоким требованиям, не стало на порядок больше. Вообще, конечно, самая пагубная черта характера для профессионального спортсмена – это заглядывать в чужой карман. Если Аршавину, Петрову или Сидорову платят такие деньги, - значит, он это заслуживает. И не надо кивать на него, надо заниматься своим профессиональным делом, а не завидовать. К сожалению, как бы мы того ни хотели, а чувство это среди футболистов, как, впрочем, и просто среди людей, присутствует. Я всегда так говорю: счастливый тот человек, у которого такого порока как зависть нет. И мне кажется, что чем быстрее он исчезнет у профессионального спортсмена, тем богаче он станет – и духовно и материально, поверьте мне.

- Еврокубковый армейский поход в этом сезоне… Наверное, и не хочется о нем говорить, но, если не секрет, читали Вы материалы про объяснение неудач ЦСКА вашими  потухшими глазами? Было ли действительно такое, что опускались руки?

- Нет, такого со мной быть не может, уверяю вас, даже в самых сложных и трудных ситуациях. Тот, у кого опускаются руки, становится бессильным. Да, конечно, с точки зрения результата это было худшее выступление клуба в Лиге чемпионов. А с точки зрения качества игры, на мой взгляд, оно было лучше, чем два предыдущих. К сожалению, нелепые ошибки, допущенные в ходе ряда матчей, повлияли на все. Бывают, конечно, игры, когда ты безоговорочно проигрываешь, и это никакому анализу не поддается. О них и говорить трудно и сожалений много. Но мы всегда вместе с командой переживали такие поражения. Слова сожаления какие-то, которые высказывались, на мой взгляд, абсолютно неуместны и не нужны в таких ситуациях нам ни как профессионалам, ни как просто настоящим мужчинам. Наоборот, такие моменты легче преодолеть сконцентрировав еще сильнее всю свою энергию. А от жалости и сожалений еще хуже бывает. Поэтому надо себя вести еще более солидно и внутренне и внешне.

- Кстати, именно к тому периоду относится ряд ваших совершенно необычных «банальных» интервью. Вы тогда немало удивляли коллег степенными комментариями, лишенными обычной эпатажности. До такой степени, что некоторые даже начали думать, извините за просторечие, не «подкалываете» ли вы таким образом журналистов.

- (смеется) Нет, упаси Боже журналистов подкалывать. Я очень уважаю эту профессию. Особенно тех ее представителей, которые задают толковые вопросы, соответствующие  текущему матчу, вопросы профессиональные, на которые самому тренеру интересно отвечать. На банальные же отвечать небанально всегда трудно, хоть иногда и приходится. Диалог, на мой взгляд, должен быть живой. А что до эпатажных заявлений, о которых вы упомянули… Так они были связаны с эпатажными вопросами.

- И последнее: есть такое чувство, что прошедший сезон надо просто забыть как страшный сон, выдохнуть, чтобы полными легкими вздохнуть в следующем?

- А мы это уже сделали, аккурат с финальным свистком последнего матча. Сейчас новая подготовка и новые планы. Вспоминать вчерашний день – неправильное и неблагодарное занятие. Он уже прошел и остался в истории. Что, почему, как и какие рифы обходить в дальнейшем мы себе сейчас уже четко представляем. Новая задача – дать результат в новом сезоне. И это самое главное.

 

Спрашивала Фатима Гамми

 

Статья из вчерашнего выпуска "Времени новостей". Могла бы называться "допрыгались"... :-(

Вольная борьба противоположностей
«Единая Россия» делит сама с собой парламент Владикавказа

Северная Осетия первой из кавказских республик готовится испытать прелести новой системы представительства регионов в Государственной думе. Региональный список повсеместно победившей партии «Единая Россия» после недолгой дискуссии возглавил, как и в огромном большинстве других регионов, глава республики Таймураз Мамсуров. И он, естественно, как и все «паровозы», не собирается пересаживаться из своего кресла в зал пленарных заседаний в Охотном Ряду. По идее, думское место должно было достаться многократному олимпийскому чемпиону по борьбе и бизнесмену Арсену Фадзаеву, который уже имеет опыт представления интересов Осетии в нижней палате Федерального Собрания. Однако в результате выборов 2 декабря г-н Фадзаев оказался в центре партийного скандала, после которого нет уверенности, что североосетинский мандат попадет именно в его руки. А третьим номером в североосетинском списке единороссов значится мэр Моздока Георгий Адамов. Его включили в список из политических соображений, чтобы проявить почтение к географически отрезанному Моздоку и подчеркнуть, что республика многонациональна, но всерьез никто не рассчитывал, что при наличии всего 474 215 избирателей дело дойдет до третьего номера.

На выборах федерального парламента Осетия показала вполне "человечные" результаты по сравнению со своими соседями. В Ингушетии «Единая Россия» получила 98,7%, в Кабардино-Балкарии -- 96,2, а в Северной Осетии -- "всего" 71,6. Ниже на Кавказе поддержка плана Путина оказалась только в Адыгее (70,9%). Но в Северной Осетии связывают это отставание с соблюдением хотя бы относительной честности подсчета, который и так остался вполне в рамках традиционной для Кавказа повышенной электоральной лояльности.

Кроме Думы, 2 декабря Осетия выбирала региональный парламент и городское собрание своей столицы Владикавказа. В региональном парламенте, как в прежней российской Думе, половина мест распределялась по партийным спискам (64% победа «Единой России»), половина -- по одномандатным округам (20 из 35 депутатов -- члены правящей партии). В новом городском собрании тоже нет дефицита единороссов, но вдруг выяснилось, что они представляют две различные фракции, которым очень далеко до взаимной любви.

Всю осень Северная Осетия готовилась к первым за долгие годы спокойным выборам, исход которых был в целом известен заранее, а привычная борьба кланов и групп влияния была сведена к минимуму системой взаимных договоренностей. Действующий депутат Госдумы Арсен Фадзаев сначала должен был возглавить региональный список «Единой России» на федеральных выборах. Но и после того как на первой строчке появился глава региона Таймураз Мамсуров, г-н Фадзаев не ощутил большого беспокойства: правило «паровоза» должно было закрепить депутатский мандат именно за ним.

При этом Арсен Фадзаев, как полагают в республике, рассчитывает на кресло главы региона по истечении срока полномочий г-на Мамсурова. И раз уж с думской кампанией все оказалось ясно заранее, он, видимо, решил, не теряя времени, обеспечить себе стартовые позиции в республике. Легендарный борец сам выдвинулся в горсобрание по одному из 32 городских округов Владикавказа и выдвинул своих сторонников во всех остальных. Эта группа кандидатов стала именоваться «Новая команда». Кампания строилась на критике действующих городских властей во главе с мэром Казбеком Пагиевым. Г-н Пагиев, заместитель главы региональной организации «Единой России», в 2005 году был на несколько месяцев отстранен от должности градоначальника следственной группой Генпрокуратуры, когда та принялась расследовать североосетинские финансовые злоупотребления.

Естественно, в республиканской администрации появление «Новой команды» сочли нарушением договоренностей. Глава республики публично и довольно резко намекнул, что сподвижники Арсена Фадзаева некомпетентны в области управления городским хозяйством. В ответ г-н Фадзаев уличил республиканские власти в подготовке к фальсификациям на выборах: его группа фактически попыталась сорвать досрочное голосование, шедшее, с их точки зрения, с нарушением процедур, а затем обратила внимание на невероятно высокое -- около 9000 -- количество открепительных удостоверений, выписанных в Северной Осетии. Для сравнения, в Москве, где число избирателей на порядок больше, чем в Осетии, открепительных удостоверений выдается порядка 30 тыс. При этом попытка Арсена Фадзаева лично познакомиться в городской избирательной комиссии Владикавказа с документами, касающимися «удаленного доступа» к избирательным урнам, успехом не увенчалась.

После выборов во Владикавказе дольше, чем в каком-либо ином северокавказском городе, считали бюллетени. В результате выяснилось, что представители «Новой команды» получили 11 из 32 кресел в городском собрании. 13 остались за членами команды действующего мэра. Можно считать, что «Новая команда» потерпела поражение -- для того, чтобы хотя бы попытаться сменить мэра, нужно было 17 мест из 32. Сам Арсен Фадзаев проиграл выборы в своем округе женщине, что для Северной Осетии вообще не особенно характерно. Его «знамя», генерал МЧС Станислав Суанов, которого эксперты периодически включают в списки кандидатов на пост главы региона и которого Арсен Фадзаев убедил в пользу городских выборов отказаться от участия в выборах регионального законодательного собрания в качестве «паровоза» «Справедливой России», уступил в своем округе Владимиру Секинаеву, одному из руководителей городской БТИ.

Эти и другие случаи удивили и расстроили сторонников Арсена Фадзаева, которые оспаривают результаты городских выборов в суде, но итоги этой истории могут стать для них еще более печальными. По информации «Времени новостей», в генсовете «Единой России» уже прозвучала мысль о нецелесообразности сохранения депутатского мандата за спортсменом со слишком активной жизненной позицией. С другой стороны, источники в окружении самого г-на Фадзаева уверяют, что его партийный тыл по-прежнему крепок. По одной из версий, Арсен Фадзаев пользуется поддержкой силовиков как в партии, так и в администрации президента России.

Позиции же Таймураза Мамсурова, как уже писала газета «Время новостей», в этом смысле нельзя назвать безупречно надежными. Судебная схватка за городское собрание вполне может оказаться началом более серьезной политической борьбы, несмотря на то, что все борцы, казалось бы, состоят в политической партии, название которой подчеркивает ее монолитное единство. Впрочем, пока действующая республиканская команда вполне контролирует ситуацию, и в повседневной жизни противостояние заметно разве что по растущим розничным продажам лояльных и оппозиционных газет. 

http://www.vremya.ru/2007/226/4/193663.html

Мысли от которых бежать

В последнее время много гуляю. Просто так, бесцельно. По городу. Это когда не чувствую себя плохо. 
Мама звонит. Жалуется, что ее совсем замучали агитаторы, которые ходят по домам в поисках родственных связей или вылавливают на улице. Что поделаешь? Это выборные технологии. Правда, почему именно в такой уродской форме они у нас царствуют - не знаю. Мне казалось, что все это рано или поздно должно уступить дорогу другим методам. 

Вообще, у меня часто интересовались, пока была дома, что я обо всем этом думаю. Молчала как партизан. Потому что мало кому понравился бы ответ на вопрос. Перелопатила газеты, смотрела телеканалы, наружку - ощущение, что попала в дурдом усиливалось. 
Только в Осетии, наверное, может случиться, что человек, который идет номером один в списке "ЕР" называет соратников номера два списка "ЕР" быдлом. Причем, в речи с парламентской трибуны. 
Кстати, в ЕР по РСО-А еще оказывается (бок о бок с главой) и человек, который отметился особой активностью в заколачивании нашей футбольной команды в гробик - Хадиков А. И работает для продвижения в том числе и его (как кандидата) человек, которого под суд отдали не без ретивой помощи этого горе-парламентария. Наверное, опять лично-начальственно-дружеская просьба случилася...   
От всего этого просто гадко. ГАД-КО. 
Гадко, когда из-за чьих-то политических амбиций ссорятся и за глаза друг друга поливают грязью друзья - люди, пуд соли вместе съевшие. Бахва, прости, но вот именно так выглядит "спасибо"  за твою неоплаченную до сих пор работу; хотя, говорят, что ты тоже принял эти уродские правила игры. Вам-то что с СК делить? Ну что?... Я не понимаю... Никогда не пойму. 
Как никогда не пойму насколько  дико загаженным должен быть мир человека, чтобы он пиарился на людских бедах. Где должно быть собственное мужское сознание, в каком потайном ларце, чтобы на трагедии несчастного человека Калоева пытаться поиметь какие-то баллы? Именно так это и выглядит. Ибо робкое заявление "не надо-де делать из него героя" как-то неубедительно дистанцирует от ситуации, если пресс-служба заявляющего это параллельно информирует всех и вся плюс сми о времени прилета самолета со швейцарским узником и о составе встречающей делегации. С уточнениями, кого конкретно в этом ракурсе надо обязательно снять да показать. 
Я случайно попала на концерт "Город воинской славы" в Манеже. Видела, как одну из женщин-ветеранов с пригласительным билетиком в руке настойчиво просили перейти и присесть в другом месте, но никак не на первом ряду трибуны, пятый и шестой ряд которой заняты правительством и главой, которые приехали мероприятие смотреть. У старушки были ордена и видавшая много модных дней коричневая широкополая шляпа. Очень трогательная шляпа. И пригласительный в дрожащей руке. Но вот незадача - этого эпизода не заметил на вип-трибуне никто, кроме секьерити, которые в нем участвовали, меня и одного молодого еще республиканского политика. Не заметили просто потому, что у наших "туловищ" угол обзора (просто физически) упал за последнее время до минимума:  они (поверьте, это так) уже не смотрят банально-по-человечески вперед, у них фи-зи-чес-ки подбородки вздернуты до небес. Соответственно, взгляд - туда, в космос... Как их только фотографировать умудряются? 

Я не хочу вообще об этом думать. Как и многие мои друзья, которые здесь, которые вынуждены были уехать сюда, чтобы работать. Просто ра-бо-тать. Сашка Фрэш приехал полтора месяца назад - уже два дня как в эфире Радио-Попса трудится. Бугул уже здесь. Бабаева Вика собиралась остаться. В Охотном ряду осетинская речь - как "с добрым утром". Надо понимать, что они не "уезжают". Здесь другое: они - бегут. Не от родины бегут, а от своего бессилия что-либо с происходящим там сделать. И они честно старались хоть в чем-то исправить, помочь людям простым - сколько концертов, просто так, для детской радости дали в районах, в школах те же Гия, Фрэш, Вика? Отчаялись они. Просто отчаялись. И я. Потому что вся наша новейшая история (которую делает год за годом хисауад - ибо лица все те же) показывает: на маленькую радость приходится в Осетии одна большая народная беда, парочка парламентско-правительственных бытовых скандалов, сотни часов бытового хамства, тысячи сломленных и опустившихся, ну и два-три десятка агитаторов. 
  
Все это просто эпизоды, мысли. Не на чью-либо мельницу. Тем более, что мельники теперь до следующих выборов опять отдыхать будут по полной - в ресторанах, а мобыть и в других городах или странах:-) 
Никогда не была позицией или оппозицией. Хотя иногда работала на разных людей. Банально - работала на людей. Без какой-либо глобализации их личностей. Просто потому, что они не есть позиционеры или оппозиционеры - они сами по себе, сами за себя, и больше их ничегошеньки не волнует. Это точно. И то, что всегда это видела, позволяло не терзаться совестью за заработанные деньги. В Осетии нет на руководящих должностях политиков. Это надо четко осознавать. Те, что "якобы" - это (банально) люди, которые хотят обеспечить будущее свое и своих (лично своих)  детей за счет "локально-политической" карьеры. Ломая при этом судьбы тысяч других детей. Да и просто людей. 

Есть ошибки, из которых легко сделать выводы. Больше никогда и ни за что я не буду работать на тех, в кого не верю, на тех, кто просто тупо нахально и заливисто врет. Даже если случается это раз в четыре года.